Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:33 

История городского кота

Рыжее ЧУДОвище
Марионетка не знает, что такое чувства и плачет лишь потому, что этого желает кукловод.
Автор: Рыжее ЧУДОвище
Бета: Ivolga
Жанр: Слеш(яой), фентези
Рейтинг: R
Статус: В процессе
Примечание: Захотелось написать про неко(в который раз)
Размещение: С разрешения

Глава 1
Дождь лил не переставая, отбивая чечетку на крышах и каменных мостовых. Уже несколько дней он нервировал жителей городка N, вынуждая выходить из дома с зонтами самых разных размеров, форм и цветов. Окруженные серым, мутным небом, они перебегали от подъезда к остановке и обратно, спеша по своим важным делам и не замечая ничего вокруг. В этом небольшом городе редко появлялось солнце, но зато когда это происходило, у всех тут же просыпалось хорошее настроение, и они, приветливо улыбаясь, заводили новые знакомства. Жаль, но, судя по черной туче, медленно ползущей и все разрастающейся, такая погода затянется надолго.
Я смотрел на ручейки воды, которые извивались и под наклоном моста стекали вниз, образуя огромную лужу. Теперь прохожим приходилось перепрыгивать через неё, что, кстати, удавалось не всем. Особенно страдали женщины, чьи каблучки не позволяли прыгнуть далеко, поэтому они сначала наступали в воду, промочив туфельку, а уже потом, с видом оскорбленного достоинства, делали широкий шаг, продолжая свой путь. Им везет. Какими бы печальными или раздраженными они не казались, у них все же были какие-то дела, теплый дом и те, кто их ждет. Я тряхнул большим черным ухом, пытаясь избавиться от крупных капель, которые собираясь скатиться с влажной шерстки, оттягивали его кончик вниз. А у меня нет никого... Даже дом не так уж и важен, лишь бы почувствовать чьё-то тепло. Стать нужным кому-то, сделать кого-то нужным мне - вот и все, что я хочу в этой жизни.
Прикрыв руками уставшие глаза, я сжался в комок и обвил хвостом свою талию. Так кажется, что кто-то обнимает меня, и в душе становится теплее, даже щеки, наверное, розовеют. А ведь когда-то у меня был хозяин. Так давно, что уже и не вспомнить его лица, но ощущение спокойствия и силы я не забыл. Как же он называл меня… Маки? Да, точно, Маки. Говорил так ласково, потягивая меня за челку и заплетая смешные косички, а я и не задумывался о том, что все это может прекратиться. Чувства людей не постоянны, они изменяются внезапно, в мгновенье убивая все то, что когда-то было важно и ценилось превыше всего. Только я остаюсь прежним. Человек должен жить с человеком, это правильно и заложено природой, но что тогда делать с нами, изготовленными по спецзаказам и неприспособленными к жизни в одиночку? Брошенные, мы не можем прожить долго. Мне, можно сказать, повезло, что я все еще жив.
Что-то шершавое коснулось моего носа и я, не открывая глаз, отмахнулся рукой. Что-то пронзительно взвизгнуло и острыми зубами впилось мне в палец. Ай-ай-ай! Не то чтобы мне было очень больно, просто неожиданно. Я вскочил, мгновенно распахнув веки и прижимаясь спиной к кирпичной стене. Небольшая пушистая болонка смотрела на меня круглыми глазками-бусинками и энергично махала хвостом. Ужас! Я вжался в стену сильнее и поджал уши так, что они скрылись за взъерошенными волосами.
- Даже не думай меня сожрать, - прошипел я, ища пути к отступлению. – Да что ты смотришь на меня!
Она, чуть склонив голову набок, тихо тявкнула, вызвав этим ступор и дрожь. Вот же зверюга! Раньше я здесь не видел собак, поэтому и решил, что это подходящее для меня место. Наверное, кому-то из жильцов не понравилось мое соседство, и они специально подкинули сюда этого монстра.
- Эй, Сакао! Ты где?
Из-за угла выглянул мужчина и, увидев, как я бледнею от страха перед этой собачонкой, громко рассмеялся. Ему смешно, а я не решаюсь вздохнуть свободно!
- Сакао не кусается, не бойтесь, - улыбнувшись, сказал он и подозвал к себе это лохматое чудовище. – Простите, я просто не ожидал, что можно испугаться такой маленькой собачки, тем более что вы ему понравились.
Медленно выдохнув, я позволил себе расслабиться и сполз на землю, подтягивая колени к голове. Сердце колотилось как сумасшедшее, кончики ушей подрагивали, а хвост бил из стороны в сторону. Понравился? Он шутит, что ли? Конечно, кому же не захочется поиздеваться над бездомным котом.
- Твои уши и… хвост?
Что, неужели до этого не заметил, кто я на самом деле? Теперь-то точно натравит на меня эту белобрысую страшилу. Я украдкой взглянул на него, чувствуя, что начинает кружиться голова. Даже у собаки есть хозяин, один я никому не нужен.
Мужчина сделал пару шагов мне навстречу, естественно, болонка пошла за ним. Я встретил её любопытный взгляд и чуть не разревелся. Она что, думает, с какого места начать меня есть? Я так просто не сдамся! Собрав все силы, я вскочил на ноги, но это оказалось плохой идеёй. Поскольку я давно ничего не ел, от моего резкого движения в глазах потемнело, а голова закружилась еще сильней. «Это конец?» - подумал я, снова падая на землю. Это была моя последняя мысль перед тем, как я потерял сознание.

Темно, рядом слышны голоса, но они такие тихие, что я почти не разбираю слов. Тепло обволакивает мое тело, словно я в коконе или под мягким одеялом, и я боюсь открыть глаза, чтобы не проснуться. Не хочу прерывать этот сон, но звуки становятся если не громче, то определенно четче. Я прислушиваюсь и внутренне напрягаюсь. Постепенно доходит, что во сне ощущения не могут быть настолько реальными. Я действительно лежу на чем-то мягком, укрытый одеялом, и рядом со мной кто-то разговаривает. Притвориться спящим и, в случае чего, быть готовым сбежать.
- Сакао, слезь с кровати, ты его разбудишь, - прошептал голос где-то возле моей щеки. - Мы же не хотим снова напугать этого маленького кота?
В моё ухо кто-то часто дышит и жалобно поскуливает. Господи, только не это! Наверное, я чувствовал тепло лежащей возле моей головы собачонки! Сердце словно сжали ледяной рукой, мешая ему биться в нормальном ритме. Оно замирало, затем делало несколько учащенных биений, затем снова замирало. Да за что мне такое наказание!
- Пап, а ты не преувеличиваешь? – Раздался детский голос из другого конца комнаты. - Разве можно бояться нашего Сакао? Посмотри, с какой любовью он смотрит на кису, даже не отходит от него ни на шаг.
Смотрит на меня? Значит, догадался, что я уже проснулся, и ждет удобного момента для нападения. Стережет свою добычу так, что даже отходить от меня не хочет. Ужас. Теперь их трое, а, значит, сбежать будет не так-то просто.
- Что вам от меня надо? – Спросил я, не смея шевельнуться. – Хотите поиздеваться надо мной? Разве я в чем-то провинился…
- Он проснулся! – Крикнула девочка, и, судя по приближающемуся топоту, подбежала к кровати. - Пап, а почему у кисы все еще закрыты глазки?
- Иди-ка сюда, - сказал он и, склонившись надо мной, обхватил теплый комочек, убирая собаку подальше от меня. – Не бойся, я его убрал.
Я медленно открыл глаза. Он смотрел на меня, не отклоняясь, затем протянул руку и, легким движением откинув со лба челку, положил на него прохладную ладонь. Я напрягся, но отталкивать его не стал. Сейчас можно было рассмотреть мужчину получше, ведь в первый раз я был так напуган, что не замечал ничего вокруг.
Ему не могло быть больше тридцати, хотя точно я определить не мог, поскольку мне не так уж и часто приходилось общаться с людьми. У него были добрые, чуть уставшие глаза цвета темного меда и густые, пушистые ресницы. Светлые, не слишком коротко остриженные волосы никак не хотели лежать спокойно и кое-где торчали, придавая ему забавный вид. Мне даже захотелось потрогать эти непослушные пряди и ощутить, такие ли они мягкие, как кажется со стороны. Я удивился этому глупому желанию, как и тому, что мне совершенно не хотелось вылезать из-под одеяла и идти на улицу, где наверняка все ёще идет дождь. Что же это такое, ведь мне нет здесь места, да и им не нужен такой страшный кот, когда у них уже есть эта шерстяная болонка.
- У тебя все еще жар, - сказал он, убирая руку и отодвигаясь от меня. – Врач сказал, что ничего серьезного нет, но ты промок до нитки и просто не мог не заболеть. Если у тебя есть кто-то, то, может, мне его предупредить, что ты здесь?
Я прикрыл глаза и натянул одеяло так, что оно почти полностью закрывало мое лицо. Почему-то стало так стыдно, что у меня нет хозяина; я даже покраснел. Почему он так заботится обо мне? Что-то хочет взамен? Но у меня нет ни денег, ни чего-то ценного, чем бы я мог расплатиться. А ведь вызвать врача для того, у кого отсутствуют даже документы, стоит, наверное, приличных денег.
- У меня нет хозяина, если вы спрашивали об этом, - тихо сказал я, чувствуя, как хвост начинает бить по одеялу. – Простите, но заплатить мне вам нечем…
- Уборка, готовка и работа няньки?
Что? Я высунул голову и с любопытством посмотрел на него. Неужели не шутит? Вроде бы нет, лицо серьезное, без намека на усмешку. Вот только…
- Я не умею готовить…
- Ну с ребенком-то посидеть сможешь? – Он улыбнулся и, подозвав к себе девочку, посмотрел мне в глаза. – Или ты не любишь детей?
Она переступала с ноги на ногу и едва заметно улыбалась. Совсем как он, только волосы вились крупными кудрями и были чуть темнее. Как она может не нравиться, тем более, что дети еще не знают о классовых различиях и им нет разницы, сколько у тебя денег. Они гораздо честнее взрослых, пока их не научат правилам жизни.
- Я люблю, но… - ненадолго замолчав, я собрался с духом и продолжил. – Зачем вам для этого бездомный кот, у которого нет опыта? Не проще ли нанять настоящую няню?
Мне показалось, что он замер, а затем вздохнул. Я сказал что-то не так? Вроде бы нет или, возможно, он и сам жалеет о своем поспешном решении.
- В любом случае ты останешься здесь до тех пор, пока не выздоровеешь. И еще… - сказав это, он наклонился и поднял с пола болонку. – Вам с Сакао лучше бы подружиться.
Я совсем расслабился и забыл, что в комнате есть этот монстр. Его хвост и мой хвост. Его уши и мои уши. Как кот может подружиться с собакой? Но мне еще больше не хочется уходить из этого дома после того, как мне сделали столь заманчивое предложение. Хотя бы ненадолго, но я смогу почувствовать себя нужным.

 

Глава 2

- Пап! Он отказывается кушать! – Крикнула Ханаэ и обижено скривила тоненькие губки. – Я хочу покормить кису!
- Может, ты позволишь ему самому поесть? – Ответил ей мужчина, выглянув из-за угла. – Посмотри, что ты наделала, Хинаэ, у него же все лицо в каше!
Он на минуту скрылся из вида, а потом вернулся, держа в руках белоснежный платок с вышитыми инициалами. Прямо как у ребенка. Я, затаив дыхание, смотрел на то, как он подходит ко мне и, улыбнувшись, стирает остатки еды с подбородка.
Да что же это такое! Я всего лишь кот, так зачем со мной нужно возиться, как с кем-то важным? Я уже несколько дней живу в его доме, и пока мне не разрешают подниматься с кровати, разве что в душ и туалет, но сколько это может продолжаться? Температура у меня спала и чувствую я себя гораздо лучше. Останется ли его предложение в силе или скоро мне придется уйти…
- Наверное, ты уже устал лежать, но пока лучше не рисковать, ладно? – Сказал он, погладив мою голову где-то между ушами. - Мне сегодня нужно ненадолго отлучиться, ты не против остаться с Хинаэ?
- Вы разве не боитесь оставлять её с таким, как я?
- А должен? – Он вновь посмотрел на меня, а затем, вздохнув, продолжил. – Слушай, не все же люди жестоки. Не стоит меня с кем-то сравнивать или на кого-то равнять. Тем более, сегодня тебе поможет моя знакомая. Заодно узнаешь, сможешь ли ты взять на себя ответственность и присматривать за моей дочерью.
Я занервничал. Значит, придет женщина, одна из тех, за которыми я наблюдал из-за своего укрытия. С того момента, как я проснулся в этой комнате, я успел привыкнуть к обитателям квартиры. Чуть отстраненный и вечно занятой мужчина, который повсюду таскает за собой ноутбук и работает даже по ночам. Сидя за небольшим столом возле моей кровати, он что-то печатает и часто выходит за новой порцией кофе, тихонько топая своими мягкими шлепанцами по гладкому паркету. Я всегда притворяюсь спящим, но вскоре, убаюканный мерным стуком клавиатуры, засыпаю на самом деле. Его дочь напротив – обычно трещит без умолку и пытается меня расшевелить, принося толстые книги со сказками и неумело читая их для меня. Даже Сакао, эта белобрысая болонка, не подходит ко мне слишком близко и предпочитает лежать на пороге, едва заметно виляя пушистым хвостом. А теперь мне придется встретиться с новым человеком, и кто знает, что принесет мне эта встреча. Ничего не поделаешь, я не очень-то люблю людей, а, точнее, я их боюсь. Это не пустой страх, на все есть свои причины. Оставшись без дома, я многое видел и испытал на своей шкурке. Когда мне некуда было идти, нечего есть и пить, я продавал единственное, что у меня было – свое тело. Желающие, как ни странно, находились быстро. Может быть потому, что я тогда еще был почти домашним и выглядел ухоженным с гладкой черной шерсткой на ушах и хвосте? Так или иначе, но я со временем начал погружаться в неизвестный мне ранее мир, где за все нужно платить по завышенной цене. Шаг за шагом я изучал все темные стороны человека, от безразличия и до неоправданной жестокости, но все еще надеялся встретить своего хозяина, пока не понял, что теперь-то точно он не примет меня назад. Это тело, израненное и опозоренное, не может принадлежать такому, как он, да и вообще навряд ли найдется тот, кто взял бы кота с улицы. Так я думал до того, как оказался здесь, сейчас же я боюсь даже предположить, чем для меня обернется пребывание в этом доме.
Он ушел ближе к вечеру. Я не знаю, сколько было времени, поскольку в моей комнате не было часов. Да, я уже начал считать её своей, по крайней мере, мне очень хотелось, чтобы она у меня действительно была. В ней всего одно окно, но оно очень широкое и из него видно все, что происходит на улице. Иногда я часами наблюдаю, как по небу плывут облака, и представляю, на что они похожи. Даже удивительно, что раньше я не обращал внимания на их причудливые формы и смотрел на небо лишь затем, чтобы узнать предстоящую погоду. Перед сном Татсуо всегда задергивает тяжелые занавески, погружая помещение в ночной полумрак, который разгоняет лишь слабый свет его монитора. Мне бы очень хотелось увидеть из окна звездное небо и почувствовать разницу между тем, что я ощущал на улице и тем, что я ощущаю сейчас, но я не осмеливаюсь попросить его об этом. Возможно, именно сегодня я, наконец, сделаю по-своему.
Когда щелкнул замок и входная дверь с тихим скрипом отворилась, я приподнялся на подушке и, встревожено оттопырив ушки, посмотрел на лежащую рядом Хинаэ. Она спала, прикрывшись краешком одеяла, и сладко причмокивала, словно ей снилось что-то очень вкусное. Я улыбнулся и, протянув руку, откинул с её лица завитки волос, чтобы они не лезли в её приоткрытый ротик. Сегодня она вела себя более или менее спокойно, но все равно вымоталась и уснула раньше времени.
Сакао недовольно зарычала, но я, осторожно спустившись с кровати, шикнул на неё, прогоняя прочь. Это было страшно, но иначе она запросто могла разбудить ребенка. Как ни странно, болонка смотрела не на меня, а в сторону коридора, из которого доносились приглушенные шаги.
- Кто здесь? – Спросил я, вглядываясь в темную фигуру.
- Чертов Татсуо! – Вскрикнула тень, наконец, нащупав выключатель на стене. – А ты, видимо, его новый пет, да?
Щелчок - и пространство озарилось ярким светом, который на мгновенье меня ослепил. Проморгавшись, я поднял взгляд и от неожиданности замер на месте. Передо мной стояла зеленоглазая кошка с длинным пушистым хвостом и большими торчащими ушами, выглядывающими из рыжей копны волос. Мы осматривали друг друга с головы до ног, и мне в который уже раз стало стыдно за свою внешность. Наверное, ей не понравилось то, каким меня сделали, потому что она вздернула острый подбородок и отвела взгляд в сторону.
- Где Хинаэ? – Спросила она, по-хозяйски отталкивая меня в сторону и заглядывая вглубь моей комнаты. – Что, даже уснуть успела? Удивительно, ты понравился нашей привередливой принцессе.
- Я не понимаю, о чем вы…
Её рука легла мне на плечо, и острые коготки, прокалывая тонкую ткань футболки, впились в кожу. Я шумно втянул воздух, но вырываться не стал, все же она знакомая приютившего меня человека. Кошка потащила меня за собой, открывая дверь неизвестной мне комнаты, и толкнула на диван.
Я осмотрелся. Мне еще не приходилось покидать пределы своего убежища, и теперь я с интересом озирался, пытаясь понять, что это за место. Комната была небольшой, но уютно обставленной. Низкий диван, белоснежный ковер на полу, на который мне было страшно даже ступить - вдруг останутся следы, и большой телевизор, который я видел разве что за витриной магазина. Видимо, это был зал, но теперь меня мучило еще больше вопросов. Раньше я думал, что занял спальню Татсуо и ему больше негде работать, но, оказывается, это не так. Тогда почему он так долго сидит возле меня?
- Знаешь что, как там тебя…
- Маки.
- Знаешь что, Маки? – Она села рядом и пристально посмотрела на меня. – Я хотела тебя предупредить. Татсуо не тот человек, кто может влюбиться в кота. Он очень добрый и постоянно подбирает какую-нибудь новую зверушку, а потом ищет ей хозяина. Не спутай его заботу с любовью! И не пытайся втереться в доверие. Ты уличный кот, ты грязный, я чувствую это. Тебе никогда не быть тем, кто займет место рядом с ним, уж поверь, я-то знаю Татсуо.
Она чуть заметно улыбнулась и стерла кончиком пальца набежавшие в уголки моих глаз слезы. Вот черт, почему я плачу? Я ведь уже не раз слышал эти жестокие слова. Так почему сейчас мне так обидно? Разве я на что-то надеялся? Может быть… Совсем чуть-чуть… Почти призрачная надежда, что у меня появился тот, кто станет нужным мне. Тот, кому и я буду нужен.

Глупый и грязный кот.

Глава3 (не бечино)

 

Тихонько прошмыгнув в темную комнату, я посмотрел на свою широкую кровать, на которой все еще спала Хинаэ. Она казалось такой хрупкой, почти незаметной и я, чтобы ненароком не разбудить маленькое чудо, забрался на подоконник, устраивая ноги так, чтобы можно было упереться подбородком в колени.
Сейчас я был рад тому, что она спит так крепко, ведь было бы очень тяжело смотреть в её глаза. После этого неприятного разговора я не был уверен в том, что поступаю правильно оставаясь здесь, рядом с ними. Я должен был уйти и даже не допускать мысли о том, что это хорошая возможность избавиться от одиночества. Наверняка, Татсуо предложил помощь не задумываясь о том, какие проблемы я могу принести своим существованием. Я ведь не просто зверушка, которая служит декором квартиры, я слишком много знаю о жизни и имею на неё свои взгляды.
Я посмотрел в окно и тяжело вздохнул, оставляя на стекле мутный отпечаток, который медленно сползал, словно растворяясь в темноте ночного неба. Те яркие звезды, которые я хотел рассмотреть, сейчас казались мне чем-то обыденным и недостойным особого восхищения. Действительно, когда сидишь на теплом дереве подоконника, спрятавшись за мягкой занавеской, ощущения совершенно другие, нежели на улице. Если бы я сейчас был там, что бы я почувствовал? Смотрел бы вообще на небо или нашел свое место в чьей-то грязной постели?
- Маки?
От неожиданности я дернулся, пытаясь спуститься с подоконника, но затекшая нога зацепилась за его край, и я слетел вниз, только по счастливой случайности не ударившись головой о пол. Сердце бешено колотилось, словно меня застали за каким-то предосудительным занятием, я испугался. Как же я не услышал шума открывающейся двери и приближающихся шагов, ведь что-что, а слух у меня отменный.
Татсуо, удивленно приподняв бровь, смотрел на меня и с каждой проходящей секундой, улыбка на его лице становилась все шире. Нашел над чем смеяться! Я недовольно тряхнул ухом и, сделав лицо как можно безразличнее, поднялся на ноги. Он зажал рот рукой, чтобы не потревожить Хинаэ, которая от моего падения лишь перевернулась на другой бок и натянула на лицо одеяло, а я непонимающе смотрел на него, хотя по телу разливалось тепло. От чего? Неужели от того, что он не заругался?
- Иди за мной, - прошептал он, кивая на спящую дочь, - Разбудим ведь.
Я, кивнув, пошел следом за ним, ступая по мягкому ковру босыми ногами. Было очень приятно чувствовать длинный ворс, который слегка щекотал мои стопы и когда я вышел в коридор, покрытый паркетом пол показался мне ледяным. Я съежился и растер руками покрывшиеся мурашками плечи.
- Слава богу, что ты здесь, - сказал мужчина и снова улыбнулся. – Когда я не увидел тебя в комнате, то подумал, что ты ушел.
- Я бы не оставил Хинаэ одну! Я ведь должен заботиться о ней, я же обещал…
- Спасибо, Маки. Ты меня очень выручил, у меня сейчас отпуск, но иногда вызывают на работу. – Его рука легла на мою спину и легонько подтолкнула в комнату, где я недавно был с кошкой. – Хинаэ не любит Мари, не то что тебя. Даже уснула так крепко.
- Мари?
- Ну, она приходила сегодня. - Татсуо сел на диван и похлопал ладонью по его краю, приглашая сесть рядом. - Надеюсь, она тебя не обижала? Она не плохая, просто бывает слишком резкой…
Меня, наверное, передернуло от упоминания о ней. Странно, когда он говорит об этой кошке, в его голосе слышится нежность. Обо мне никогда не говорили с такой добротой, неужели она особенная для него? Что их может связывать, ведь он не её хозяин, а она, судя по её ухоженному внешнему виду, точно не бездомная кошка.
- Нет, не обижала, - солгал я, присаживаясь рядом с мужчиной. Он был так близко, что я ощущал исходящее от его плеча тепло и вдруг поймал себя на мысли о том, что мне хочется упереться в него лбом и почувствовать, как его руки теребят черный мех уха. – Вы хотели мне что-то сказать? – Спросил я, тряхнув головой, словно это могло прогнать почти реальные ощущения от воображаемого прикосновения.
- Да нет, не то чтобы я хотел сказать что-то конкретное, скорее я просто захотел с тобой поговорить, - мужчина потер уставшие глаза и откинулся назад, упираясь в мягкую спинку дивана. – А сейчас даже и не знаю, что сказать…
Его глаза были закрыты и теперь я мог смотреть на него не таясь. Он был измотан, я видел это по едва проступающим морщинкам на его лбе и напряженно сжатым зубам. Я протянул руку и, прежде чем успел сообразить что этого не стоит делать, прикоснулся кончиками пальцев к его теплой, чуть сухой коже, поглаживая её, словно это могло помочь Татсуо расслабиться. Он не сопротивлялся, просто чуть приоткрыл газа, наблюдая за моим виноватым и крайне смущенным лицом, которое мне тут же захотелось спрятать. Я хотел было дернуться в сторону, но его рука, обхватив мое запястье, потянула обратно и от этого неожиданного маневра, я упал на его колени. Сердце колотилось, как сумасшедшее, даже ладони взмокли. Что он собирается делать дальше? Логично было бы предположить, что он, как мужчина, не мог не среагировать на мою, пусть и робкую, ласку и теперь желал большего, поэтому я даже и не думал сопротивляться. Нет, я не хотел сопротивляться. Мне нечем его привлечь и привязать к себе, нет ничего, кроме моего тела. И если оно поможет мне остаться здесь еще, хоть чуть-чуть, то я буду рад отдать всего себя без остатка. Возможно, мое желание слишком эгоистично, возможно я делаю только хуже, и от этого мне будет больно, но все это будет потом. Сейчас же я хотел почувствовать себя защищенным, даже если все это блеф и игра.
От едва ощутимого прикосновения к кончику моего уха я притих и едва сдержался, чтобы не застонать. Я с нетерпением ждал, когда же он осмелиться дотронутся до него, потрепать или даже дернуть, но Татсуо не спешил. Он лишь легонько касался шерстки, щекоча и заставляя ухо дергаться.
Недовольно хмыкнув, я приподнял голову и ткнулся в его ладонь так, чтобы она заскользила по моим волосам. Татсуо тихо рассмеялся, пропуская сквозь пальцы длинные черные пряди, то и дело касаясь кожи и поглаживая её так нежно, что если бы я мог, то непременно бы замурчал.
- И впрямь, как настоящий кот, - сказал он, не на секунду не прекращая меня гладить.
- А я и есть кот, - отозвался я, правда вместо запланированного раздражения в моем голосе послышались какие-то жалобные нотки.
От этих монотонных, но от этого не менее приятных прикосновений, меня неуклонно потянуло в сон. Веки стали такими тяжелыми, что закрывались сами собой и как бы я не пытался прогнать эту сладкую дрему, ничего не получалось. Звуки становились все отдаленней и все, что я мог чувствовать, это то тепло, о котором я долгое время мечтал.
- Ммм…- Удивленно простонал я, когда его рука остановилась. Ровное, глубокое дыхание Татсуо щекотало нос и я, встрепенувшись, распахнул глаза, обнаруживая, что лежу рядом с ним, уютно устроившись на его плече.
Когда мы успели принять такое положение? Видимо, я все же уснул и мужчина, решив меня не будить, лег спать вместе со мной.
На узком диване места хватало разве что одному человеку, поэтому он обнимал меня, прижимая к себе так крепко, что, казалось, было невозможно даже глубоко вздохнуть, не говоря уж о том, чтобы шевельнуться. Я убеждал себя, что мне нужно вернуться в свою комнату, тем более что Хинаэ осталась без присмотра, но если бы я попытался встать, то непременно бы разбудил Татсуо и кто знает, как бы он отреагировал на это. Да мне и самому не хотелось освобождаться от сильных объятий и лишить себя возможности понаблюдать за спящим хозяином.
Хозяином? Как такое вообще могло прийти в мою голову? Нет, этот мужчина не мой хозяин и никогда им не станет. Как мне и говорила эта, как её там…Мари, он лишь на время забрал меня с улицы и позволил остаться. Надолго ли? Вряд ли Татсуо выгонит меня, ведь он заботился обо мне и был очень добр, скорее всего, он найдет для меня кого-то, кому понадобятся мои услуги, но этот вариант мне почему-то не нравился. Оставить их… Хоть я и не раз задумывался о том, что мне нужно уйти, но сомневаюсь, что смог бы это сделать? Каких-то несколько дней и я уже привязался к этим двоим, хотя не имел на это никакого права. Если так пойдет и дальше, то расставание принесет мне столько боли, сколько я не смогу выдержать. К старым шрамам добавится новый, который никогда не заживет.
После первого предательства я потерял веру во что либо, так было легче выживать, но теперь, почувствовав мимолетную ласку, я не смогу от неё отказаться и забыть. Я сам загнал себя в угол и будет лучше, если мне удастся отгородиться от всего. Чем меньше Татсуо и Хинаэ проникнут в мое сердце, тем легче будет покинуть их. Я ничего не знаю об их жизни до меня и, думаю, мне лучше не знать. Так проще. Так правильнее и, наверное, не только для меня, но и для них двоих.


 


запись создана: 02.02.2011 в 17:49

@темы: оридж

URL
Комментарии
2011-03-31 в 19:48 

Akeno Gin
поймавшая бугагашечку
Какие нежности *____* как я хочу, чтобы котэ остался с Татсуо!

2011-03-31 в 19:50 

Рыжее ЧУДОвище
Марионетка не знает, что такое чувства и плачет лишь потому, что этого желает кукловод.
Akeno Gin
Да, по-моему это большее на что я сейчас способна. А ведь хотела сделать главу длинней...

URL
2011-03-31 в 20:01 

Akeno Gin
поймавшая бугагашечку
Рыжее ЧУДОвище ничего, глава итак хороша)не мучай себя)ты молодчинка!

2011-04-04 в 15:57 

Lesek Mayor
Бездна, волны, океан - Красиво, но все это обман. Наше будущее где-то в дали, Но туда не доплывают корабли.
обожаю нек))) пусть у него все будет хорошо))
:hlop::hlop::hlop::hlop:
с нетерпением жду проды)

2011-04-04 в 16:40 

Марионетка не знает, что такое чувства и плачет лишь потому, что этого желает кукловод.
olesyamaxi
Спасибо большое) Я буду стараться!

URL
2011-06-19 в 13:26 

SavRilla
В нашем мире много психов!... Каждый пятый в мире псих!!!... Говори со мной спокойно!... Может я одна из них...
а прода скоро?

2011-06-20 в 19:11 

Рыжее ЧУДОвище
Марионетка не знает, что такое чувства и плачет лишь потому, что этого желает кукловод.
SavRilla
Автор больше ничего не пишет, поэтому все работы заморожены.

URL
   

Я не молчу, просто вы меня не слышите...

главная