Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:52 

Научи меня любить (5 глава)

Рыжее ЧУДОвище
Марионетка не знает, что такое чувства и плачет лишь потому, что этого желает кукловод.
Правила падения (4 глава)

Его голова метнулась в сторону от сильной и звонкой пощечины, оставившей на щеке темно-красный след, который с каждой секундой проявлялся все четче. Ладонь горела, словно её ошпарили кипятком. Я не ожидал от себя срыва, не ожидали его и присутствующие, но этого было недостаточно. Я не мог остановиться, во мне как будто рухнула стена, сдерживающая ненависть, и это чувство, безусловно, было лучим из того, что я когда-либо испытал. Коротко взглянув на своего покровителя и увидев в его глазах одобрение, я приблизился на шаг к ошарашенному парню и, вытянув руку, сжал его шею, впиваясь ногтями в бледную кожу, расцарапывая её до крови. Внешне я, может, и казался спокойным, но то, что творилось у меня внутри, не так легко описать. Дикое, необузданное чувство превосходства над тем, кто слабей, кто силен лишь в словах, накрывало как волнами. Вспышка,- и я словно захлебываюсь адреналином, пульсирующим по моим венам. Затем затишье, осознание того, что я делаю. Снова вспышка, но уже ощутимо слабее, чем раньше. Меня медленно отпускало.
Я не хотел причинить ему боль или искалечить, но в то же время я жаждал уничтожить эту малолетнюю заносчивую дрянь.
- Слушай внимательно, рыжая псина! – я сдавил глотку сильней, ощущая, как он судорожно пытается вдохнуть воздух. – Я не позволю говорить обо мне плохо. Ты – сволочь, на худой конец, симпатичная кукла. Меня не волнует твое место, так что закрой рот или я сам закрою его тебе. Навсегда.
На мое запястье легла тяжелая ладонь, и я, подчиняясь немому приказу, разжал пальцы, отпуская парня, который тут же закашлялся и надрывно захрипел, жадно вдыхая воздух. Он выглядел беззащитно и так жалко, что я мгновенно пришел в себя, осознавая, что мог натворить, если бы меня не остановили.
- Я…
Мой порыв кинуться к нему на помощь, остановила все та же тяжелая рука, властно притянувшая меня к себе и прижавшая так крепко, что теперь и мне с трудом хватало воздуха, чтобы дышать. Мое ухо опалило жаркое дыхание мужчины, который, судя по едва заметно осипшему голосу, был охвачен непонятным возбуждением.
- Ты оправдал все мои ожидания, сопляк, - прошептал он так тихо, что слышать это мог лишь я. – Но ты совсем не знаешь этой игры, ведь если бы ты был внимательней, заметил бы, что твой противник не сопротивляется. Придушив его, ты сделал ему приятно.
- Но как такое может быть? – я удивленно осматривал присевшего на полу парня, который все еще не мог отдышаться. – Разве это не должно пугать?
- Ты неопытен, но я тебя научу. Позже.
Трудно было идти вперед после того, как показал себя не с лучшей стороны, де еще и не опускать глаза в пол. За мной проносился тихий шепот, чей-то писклявый смех и хриплое дыхание рыжего. А еще я чувствовал его взгляд… снова, но обернуться я себе не позволил, поскольку буквально заставлял себя идти прямо и следить за каждым шагом. Ноги так и норовили подкоситься, а в чувствах царило такое смятение, будто все слилось воедино и теперь не различить: хорошо мне или чертовски плохо. Благо, тяжелая рука, покоившаяся на моем плече, каким-то непостижимым образом подбадривала и давала сил.
Проводив меня из этого зала «позора» (так я решил его называть), мой покровитель вывел меня в длинный, освещенный лишь блеклыми светильниками, коридор, который, казалось, изгибался плавным полуовалом. По обеим сторонам от нас на некотором расстоянии друг от друга располагались темные деревянные двери, некоторые из которых были украшенными вырезанными узорами такой тонкой работы, что я невольно приостанавливался, рассматривая, что именно там изображено.
Он не торопил меня, терпеливо ожидая, когда я буду готов идти дальше. Видимо, по мне было заметно, что мое восхищение неподдельно, поэтому, когда я в очередной раз застыл на месте, он твердо, но без нажима, сказал:
- Если ты так будешь тормозить, то я могу подумать, что ты просто пытаешься оттянуть момент неизбежного.
Его ловкие пальцы, отодвинув края ветровки, проворно скользнули за ворот футболки и легко погладили тонкую ключицу, отчего меня заметно подбросило, а безудержный жар ударил в щеки, опаляя их, словно настоящий огонь. Не знал, что такое бывает. И не чувствовал никогда, ведь это обычное касание, на которое я раньше даже не реагировал, хотя, если подумать, раньше меня не касался никто посторонний, кроме тех ублюдков, но это было другое. Нечто подобное было… и виной тому был этот же мужчина.
- Я не боюсь вас, - неожиданно для себя выпалил я и, сорвавшись с места, собрался было идти дальше, но у него, видимо, были другие планы. Толкнув свободной рукой дверь, которую я только что рассматривал, и обнаружив, что она не заперта, мужчина впихнул меня внутрь. Не давая мне опомниться, его руки обхватили мои бедра и, приподняв, усадили на себя. Его тело было напряжено, как струна, и я чувствовал, как под моими ладонями, которыми я уцепился за его шею, бешено пульсирует маленькая жилка.
- Бойся, в этом страхе ты будешь прекрасней всех моих блядей. Будь смел, потому что я ненавижу трусость и слабость. Следуй не зову сердца, а зову похоти и ты станешь лучшим любовником. Смешай это в себе - и даже сильный падет к твоим ногам. Это еще одно правило, запомни и его.
Один рывок - и с глухим хлопком моя спина оказалась прижата к холодной стене. Меня трясло, но я не знал отчего. От его непонятных фраз, от страха или его взгляда, который казался мне диким и как будто голодным. Так или иначе, я ничего не мог с собой поделать, прислушиваясь к собственным реакциям, которые буквально бурлили во всем теле. Я словно выжидал, что он предпримет, что со мной сделает, и я находил это невероятно волнующим.
Его губы были так близко, что я ощущал прерывистое дыхание собственной кожей, но он даже не думал целовать меня. Он тоже наблюдал за мной, как охотник за зверем. Мы затаились оба. И… первым сдался я. Прижавшись своими губами к его, я неумело, коротко целовал их и разочаровано вздыхал, не получая ответа на ласку.
«Что я делаю?» - пронеслось у меня в голове, и эта мысль немного отрезвила. Отстранившись и спрятав лицо в капюшон ветровки, я уперся руками в его плечи, собираясь спуститься на пол, однако он лишь сильней сжал мои бедра, прижимая их к себе. Сидеть в таком положении было неудобно, но я понял, что он все равно не отпустит, как бы я ни сопротивлялся. А сопротивляться хотелось! Внезапное желание сбежать от него, от этих людей и… от себя, как будто это решило бы все проблемы. Но куда я мог пойти? Можно скрыться ото всех, но от себя не спрячешься. Почему я веду себя так, почему я взвился лишь от того, что не получил поцелуя от мужчины? Ведь он грубый, безразличный и он - это он. Мужчина, а не симпатичная девушка с дурацкого порножурнала. Как мое тело может хотеть боли, которую оно уже познало, боли, которой так боялся разум. Но разум спал, когда кричали эмоции, когда тело ощущало приятное тепло и защиту. Я был как под гипнозом его глаз, его голоса и силы.
- Куда-то собрался? – прорычал он, склонившись у самого уха, и я услышал в его голосе насмешку. – Назад дороги нет, Трей. Ты знаешь это, и я знаю. Я дал тебе время подумать, я долго ждал, так ведь? Сегодня мне надоело твое молчание, и я, наконец, позволил Эмиль взять клиента. Я был уверен, что это тебя поторопит.
- Ты! Пусти меня! Я передумал, отпусти!
Он отпустил. От неожиданности я даже не удержался на ногах и осел на пол. Он послушал меня? Почему-то я не чувствовал радости, я не чувствовал ничего, кроме скопившегося в животе тяжелого кома, который постепенно поднимался вверх, к груди, распространяясь по ней к шее и перехватывая дыхание. Непонятная обида. На что и на кого?
- Тебе есть куда идти? – поинтересовался он, отходя от меня к кровати и присаживаясь на её край. – Ты сам пришел со мной, сказал, что не боишься. Ты все такой же сломленный сопляк, каким я тебя застал в тот день. Но я не отпускаю тебя. Ты – мой. Кончай свои истерики и иди сюда, ведь твое место рядом со мной.
Его тон снова холодный, приказной, и это немного успокаивает. Я не мог сопротивляться, когда он говорил подобным образом. Опираясь на стену, я поднялся на ноги и подошел к нему почти вплотную, при этом, сам не знаю почему, но я старался не дышать.
Пальцы мужчины с поразительной быстротой расстегивали мелкие пуговицы рубашки, обнажая все большую часть груди, пока, наконец, не распахнули дорогую ткань полностью, стягивая её с плеч и скидывая на пол к моим ногам. У него было очень красивое тренированное тело с рельефными мышцами, к которым меня тянуло прикоснуться, чтобы проверить - такие ли они упругие, как кажется. Но больше меня заинтересовала татуировка, которая шла от левого предплечья вверх к шее и скрывалась на спине. Мне стало интересно, что там, дальше, но для этого нужно было обходить его или бесцеремонно забираться на кровать, чего он, думаю, не одобрил бы.
- Да не смотри ты на меня как кролик на удава. Раздевайся и ложись спать. Все равно сегодня я из тебя ничего путного не выжму, поздно уже.
Быстро стянув с себя брюки, мужчина действительно забрался под одеяло и вопросительно посмотрел на меня.
- Разве вы не хотели, чтобы я выплатил долг?
Переминаясь с ноги на ногу, я принялся неуклюже раздеваться, но, не выдержав, повернулся к нему спиной, стараясь укрыться от блуждающего по моему телу взгляда. Он молчал, видимо, сочтя мой вопрос недостойным внимания, однако, когда я, краснея от стыда, залез по одеяло, он перехватил мою руку и, потянув на себя, прижал ладонь к своему паху.
- Я и сейчас хочу.
Да. Он хотел…
Почувствовав под своими пальцами его упругую вздыбленную плоть, я едва не запищал от стыда, а в животе тут же непривычно затянуло. Я тоже… Я тоже хотел его, но, отдернув руку и отвернувшись, промолчал. Как же стыдно. За себя. Кажется, пасть ниже просто невозможно.

Слушая его дыхание, я все сильней сжимался в комок и молил бога, чтобы, проснувшись утром, я оказался в своей кровати.

@темы: Научи меня любить

URL
Комментарии
2012-02-25 в 19:50 

Anigella
Спасибо за интересное произведение))) Ужасно хочется продолжения, не подскажите когда его ждать?

   

Я не молчу, просто вы меня не слышите...

главная